Ссылки 
 
 

Салимова Д.А.

ЕЩЁ РАЗ О ЯЗЫКАХ: К ВОПРОСУ О ЗАЩИТЕ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ В ДВУЯЗЫЧНОЙ РЕСПУБЛИКЕ

http://www.anco-rt.ru/index.php?i=8&k=124

Многоязычие продолжает оставаться преобладающей характеристикой современных государств. Одноязычная, или монолингвистическая, модель развития общества - явление противоестественное природе человечества и во многом подрывающее гармонию межэтнического согласия. Анализ языковой политики государств показывает, что более действенных результатов добиваются те правительства, которые проводят соответствующие мероприятия в рамках специального законодательства. В этом плане принятие закона «О языках народов Республики Татарстан» и придание татарскому и русскому языкам статуса государственных полностью согласуются с общепринятой практикой в государствах-членах ОБСЕ.

Рубеж второго - третьего тысячелетий в России в целом и национальных республиках (в Республике Татарстан) породил массу нерешённых задач, касающихся теоретико-практических проблем языка, языковой реформы в России, лингвокультурной интеграции многонациональной языковой общности РФ, культуры родной и неродной речи, влияния на неё других речевых иноязычных стихий в современном мире, места русского и татарского языков в школьной и вузовской учебных программах.

Состояние языков, точнее, вопрос о состоянии, функционировании языков, на современном этапе вызывает у специалистов (да и просто у носителей языка) совершенно противоположные мнения-реакции. Одни считают, что настал период деградации, ухода лучших языковых традиций и закономерностей, что происходит утеря лучших черт как языка в целом, так и языковедения; другие утверждают обратное: современное состояние есть закономерный этап в развитии, совершенствовании языков и что всё идет правильно, по нормам и универсальным законам функционирования языков. Если для приверженцев первой точки зрения сегодняшнее обилие «американизмов» в русской речи молодёжи и средств массовой агитации, а в речи татар - обилие русских элементов - это несомненная драма для национального литературного языка, для второй - это элемент закономерного прогресса, обогащение языка новыми терминами и понятиями, совершенствование лексики языка за счёт интернационализмов, проявление всеобщей универсальной тенденции сближения, интеграции языков. Видимо, истина, как всегда «лежит где-то посередине». Не впадая в отчаяние и не преувеличивая роль заимствованной лексики в системе современного языка, нельзя не признать необходимость целенаправленной деятельности целого ряда органов государственных и образовательных структур для обеспечения полновесного функционирования языков в системе би-, даже полилингвизма. Несомненно, если «ставить на весы» проблемы состояния культуры двух государственных языков в РТ, русского и татарского, озабоченность в первую очередь вызывает татарский, язык коренного населения республики. Осознание и понимание этого факта ни в коей мере не должно отвлекать внимания исследователей-лингвистов (а таковое, к сожалению, становится тенденцией) и от проблем русского языка в современный период. Дело в том, что «великий и могучий язык», особенно культура русского языка, нуждается если не в защите, то в серьезном перевороте в сознании носителей как русского, так и татарского языков. При этом речь о некоей дискриминации русского языка вовсе не идёт - проблема действительно в сознании и уровне культуры самих носителей языка (как простых людей, так и тех, чья речь должна была бы быть образцовой по всем критериям: политическим, моральным, профессиональным). В этой связи следует заметить, что в Татарстане ведётся целенаправленная работа по реализации «Закона о языках народов РТ», в рамках мероприятий по реализации Закона при Министерстве образования и науки РТ создана целевая программа «Русский язык в Республике Татарстан: 2006-2012 гг.», разработчиками и экспертами которой являются лучшие вузовские специалисты-русисты и школьные учителя городов и районов, в частности, в состав комиссии включены профессора, заведующие кафедрами русского языка Казанского госуниверситета, Татарского государственного гуманитарного педуниверситета, Елабужского госпедуниверситета, новаторы-учителя русского языка республики и т.д. Члены творческой группы «Русский язык в Республике Татарстан» (профессора КГУ К.Р.Галиуллин, Э.А.Балалыкина, А.А.Аминова, профессор ЕГПУ Д.А.Салимова и др. совместно с представителями Министерства образования и науки РТ) ведут последовательную и целенаправленную работу по координации действий, мероприятий по сохранению, развитию языков, созданию максимально комфортных условий для функционирования русского языка в условиях двуязычия. Комиссия координирует в этом плане действия структур и организаций самых различных уровней: начиная от детских садов, включая образовательные учреждения, производственные предприятия, средства массовой информации, торговли и т.д. Одним из пунктов целевой программы является комплексный анализ состояния русского языка на основе материалов передач на радио и телевидении, а также республиканских газет и журналов.

При Кабинете министров работает также комиссия по реализации татарского языка, ежегодно выделяются немалые средства, нацеленные на обеспечение полномасштабного функционирования двух государственных языков. Каждый год нашими учёными-лингвистами, также ведущими методистами издается огромное количество монографий, учебных пособий, справочников-словарей по обоим государственным языкам.

Тем не менее, при наличии специального внимания и поддержки как на уровне Госсовета, так и правительства Татарстана сегодня говорить о реальном функционировании двух государственных языков можно лишь с некоторой оговоркой. Функционирование языков - это не только их использование, применение, это должно быть использование нормативное, правильное, отвечающее требованиям и нормам (фонетическим, орфографическим, стилистическим и т.д.) данных языков. Как раз именно этот аспект в нашей республике и требует особого внимания.

Пренебрежительное отношение к корням и культурным традициям русского и татарского языков, как это ни странно, отчетливее всех выражается в речи представителей сферы культуры (в том числе - работников радио и телевидения): это и бесконечные «инде», «ич», «ягъни», «шулай итеп», «как бы», «в принципе», «типа», «поговорим предметно», «предметный разговор», «по большому счёту»; это и совершенно немыслимые валентные соотношения слов («дико удачно», «ужасно красиво», «очень замечательно»). Речь современных популярных телеведущих, находящаяся полностью под влиянием западной, в первую очередь - американской просодии (интонация, темп, слогостроение, высота тона в конце фраз-предложений и т.п.), «успешно» продолжает разрушать культуру русского произношения. Одним словом, телевидение, кино, печать, речь официальных лиц, различные деловые бумаги и т.д. сегодня очень далеки от феномена, именуемого «культурой языка».

В условиях же двуязычия в нашей республике состояние и функционирование языков осложняется еще и интерферентными явлениями, что проявляется как в акценте, так и в грамматико-стилистических нарушениях норм как русской, так и татарской речи билингвов.

На наш взгляд, распространённое мнение о том, что «для татар достаточно и среднего владения русским языком, он для нас не родной», не только не справедливо, но и опасно. Во-первых, небрежное отношение к русскому языку практически всегда сопровождается и таким же отношением к родному, ибо нельзя знать, любить и изучать одни языки, пренебрегая нормами другого. Отношение к языку - это отношение к культуре и к народу в целом. Во-вторых, поверхностное отношение к неродному (русскому) языку в итоге приводит к слабому владению этим языком, что является (и, по-видимому, будет являться всегда в условиях России) препятствием, негативным фактором в самоутверждении (карьере в том числе) носителя языка во всех сферах жизнедеятельности.

В то же время нельзя не отметить и другое: в последнее время в республиканской печати всё чаще публикуются материалы «озабоченных носителей русского языка», недовольных тем, что в наших школах на изучение татарского языка отводится большое количество часов и что это идет за счёт уроков русского языка, и что одной из причин слабого владения русским языком для русских становится татарский язык. Это глубокое заблуждение, ибо, как мы уже отметили, изучение и освоение языков - это феномен, обогащающий культуру и нравы людей, совершенствующий общеязыковую подготовку, что шлифует в свою очередь лингвистическое чутье и языковую логику носителя языка вообще. И самое серьезное возражение по этому поводу таково: нарушение норм русского языка, засорение его лишними заимствованиями, арго и нерусскими синтаксическими конструкциями и интонацией идёт из центра России (Москвы, Петербурга и т.п.), где, как известно, это происходит вовсе не из-за татарского языка. Как ни грустно в этом признаваться, но наши республиканские теле- и радиожурналисты во многом копируют столичных журналистов и репортёров.

Именно такой ответ можно дать и «озабоченным носителям татарского языка», которые проблемы татарского языка связывают исключительно с ролью и местом русского языка в общеобразовательной системе, т.е., по их мнению, препятствием реализации татарского языка как государственного является русский язык. Но, как уже было подчеркнуто, один язык никогда не может мешать, препятствовать развитию другого языка (к слову, среди отдельных русистов распространено мнение о том, что полномасштабному функционированию русского языка мешает английский язык), наоборот, языки в сознании и мышлении носителя языка взаимообогащаются, развиваются как системы, отражающие неязыковую реальность. Это понимали лучшие представители татарской национальной духовной культуры. Так, известный татарский ученый Г.Утыз-Имяни (1754-1834) квалифицировал знание русского языка как сорок первую заповедь татарина-мусульманина, а выдающийся татарский историк и богослов Шигабутдин Марджани связывал прогресс своего народа с общим прогрессом России и с русским языком. Небезынтересен ещё один факт: распределение часов по дисциплинам в Казанской татарской учительской школе (1876 год) выглядело следующим образом: магометанское вероучение 9 часов в неделю, арифметика с геометрией - 18, география - 8, основы педагогики и дидактики - 4 часа, чистописание и рисование - 10 часов, на изучение русского языка (в татарской аудитории) отводилось 27 часов! Критика и истеричные возгласы татарских националистов относительно того, что в школах мы изучаем не родной татарский язык, а «имперский русский» (цитаты из «Шахри Казан»), мягко говоря, на историческом фоне звучат очень неубедительно.

Выходом из этой ситуации является одно: пересмотреть нашу позицию по отношению к языку вообще (русскому, татарскому); отнестись к языкам не как учебным предметам или только как обязательному вынужденному средству общения, а осмыслить и понять следующее (точнее - ещё раз вспомнить, ибо речь идёт об общеизвестных субстанциях). Язык вообще и отдельный какой-либо язык (русский и татарский в частности) - язык великой культуры, это неисчерпаемое богатство и ценность, клад, хранящий в себе всю информацию об истории, жизни, просвещении и культуре, науке и литературе, информацию о мировосприятии и мировидении народа. Не зря в лингвистике сегодняшней самым актуальным признаётся принцип антропоцентризма (язык в человеке и человек в языке); всесторонне исследуется так называемая языковая картина мира. Язык - это зеркало души и ума нации, это феномен человеческого бытия. А к душе отнестись пренебрежительно и не считаться с умом нельзя, ибо это противоречит законам общечеловеческим, веками установленным. Говоря по-иному, в первую очередь следует воспитывать уважительное отношение к языку как к таковому, который несомненно заслуживает быть уважаемым.

В этой связи хочется отметить, что к проблеме соседства языков настоящее демократическое и гуманное отношение сложилось в странах Европы, настоящий европеец знает как минимум три языка, и это для него не проблемы, не принуждение, а норма, вызванная практической необходимостью и потребностями. Автору этих строк недавно удалось принять участие в Международной конференции в Берлине, темой форума было обозначено «Детское двуязычие в объединённой Европе: опыт сохранения русского языка в условиях многоязычия». Участники, приехавшие из 22 стран Европы, поделились опытом, как можно открывать двуязычные муниципальные детские сады и школы, воскресные школы, создавать музыкальные и другие творческие коллективы, издавать газеты и журналы на своём родном языке, живя в условиях совершенно иной языковой среды (русско-немецкие, турецко-немецкие, итальянско-немецкие, французско-русские, французско-арабские и др.). При этом никакого противостояния языков нет; каждый понимает: жить в иноязычной среде и не знать хорошо язык соседей - по меньшей мере - некорректно, по большому счету - неправильно. Нужны лишь желание, инициатива, активность - под эти мероприятия можно подвести и правовую, и финансовую, и даже политическую базы (при ЕЭС создан специальный комитет по сохранению и развитию государственных и негосударственных языков). Язык не является государственным, его в школьные программы не включают, а его знают и изучают; при этом к работе подключаются и представители Федеральных земель, и спонсоры, и журналы-газеты, создана единая Всемирная сеть; руководит всем этим активная творческая группа инициативных людей-специалистов.

Мне, единственному участнику этого форума из Республики Татарстан, было сложно представить, а как бы мы реализовывали языковую программу, если бы жили не в двуязычном регионе, если бы на то у нас не было соответствующих юридических и других документов. Ведь имея на руках полную правовую базу, огромное количество методических пособий и учебников по преподаванию родного и неродного языков, имея в республике огромный корпус прекрасно подготовленных филологов (как русских, так и татарских), сотни изданий периодической печати на двух языках, добиться главного - владения языками на хорошем уровне - может далеко не каждый. К слову, находясь этим летом в Хорватии, я ещё раз убедилась в том, что для европейца знание как минимум 3-4 языков - это самое обычное явление. До европейского уровня, конечно, нам ещё далековато. Нам, россиянам, имеющим в крови русско-восточные «ферменты» (а это в первую очередь страх перед властью и вера в «начальника»), необходимо понять, что за это (нарушение норм, например) должен отвечать конкретно кто-то. Что это планируется, осуществляется сверху, властями. Вот тогда, видимо, можно ожидать и позитивных результатов. Но что же, хотя бы так, на таком уровне, но давно пора начать борьбу за правильную жизнь языков в билингвальной республике, иначе мы все потеряем интерес и к русскому, и к татарскому языку. Есть такой неписаный закон нашей жизни: то, что не ценится, то, чем пренебрегают, искажают, то, с чем не считаются (в нашем случае это языки), постепенно перестает представлять интерес как составляющая духовно-интеллектуальной сферы.

Самым эффективным методом борьбы за культуру языков мы хотели бы предложить введение так называемого «языкового цензора» (это может быть один специалист, если предприятие небольшое, группа специалистов - если организация очень большая) при каждой организации, при каждом предприятии и учреждении, в первую очередь, тех, кто непосредственно работает с населением. Воспитание уважения к языку (русскому и татарскому - в нашем случае), любви и чувства гордости за богатство и красоту языка должно идти исключительно при соблюдении норм и правил использования языка. Сегодня, к сожалению, приходится констатировать, что ни один из органов государственной структуры, ни одна из организаций и учреждений не может дать полной гарантии того, что работает в сфере «полной языковой гармонии»: на экранах телевизоров, даже тогда, когда идут новости 1 канала ОРТ (особенно в бегущих строках), мы встречаемся с орфографическими, пунктуационными и орфоэпическими ошибками. Нет ни одного номера республиканских газет (и центральных тоже), где не была бы допущена грамматическая, стилистическая или речевая ошибка: нет рекламных роликов, объявлений, правил, инструкций, договоров и т.д., оформленных грамотно. Приведем лишь два примера. Звонишь по сотовому телефону: вместо нужного тебе в данный момент человека оператор вежливо сообщает «Абонентны алырга ярамый». (Невольно хочется вставить: «я и не собирался его брать».) По трассе Казань - Челны слева остается вывеска «Дер. Конь», это речь идет о знаменитой татарской деревне Күн (перевод на русский язык: "кожа"): так очень просто кожа превратилась в коня. В одной из своих статей я уже приводила пример из города Елабуги, когда лет 6-7 тому назад по городу пассажиров возил автобус № 3, в салоне которого висело объявление: «Правом бесплатного проезда могут воспользоваться ...», и дальше идет список льготников. Последняя строка имела следующую формулировку: «Военнослужащие-афганцы и их члены». Возмущённые замечания автора этих строк в адрес водителя и кондуктора не имели никакого успеха. Объявление сняли только через несколько месяцев, после того как нам пришлось позвонить из городской администрации, представившись «членом» городской комиссии «Русский язык в городе Елабуге», созданной при администрации города и района. А что творится на товарных ярлыках, вывесках магазинов и т.д. - это материал для десятков самостоятельных исследований. Кто за такие ошибки должен отвечать: за названия населенных пунктов, например, органы ГИБДД, местная администрация или же структуры республиканского уровня? Если бы при предприятиях-организациях работали специалист-русист и татарский филолог, отвечающие только за грамотное оформление договоров, объявлений-инструкций, рекламных блоков, правил и т.д., возможно, таких языковых неурядиц удалось бы избежать. Мы осознаем, что введение такой должности при каждой организации может быть не очень привлекательным в плане актуальных сегодня (и всегда!) понятий «экономика», «модернизация». Но «модернизировать» необходимо не только технику, инструменты, технологии и программы, но и наше собственное отношение к вечным ценностям, одной из которых, и наиболее важных, является язык (а значит, его нормы).

Дания Салимова, доктор филологических наук профессор (Россия)

Проблемы сохранения языка в условиях иноязычной культурной среды (на материале русскоязычной прессы в Германии)

http://www.egpu.ru/lib/elib/Data/Content/128721650913437500/Default.aspx

Говорить о значении и роли языка в современном обществе как-то совестно, - это древняя и в то же время остающаяся актуальной истина. Роль же языка (в первую очередь родного) в иноязычной среде актуальна вдвойне, ибо именно он, язык, остается единственным, но самым фундаментальным параметром, духовной составляющей личности: это собственное Я, Мое. «Можно сказать, что вся жизнь языка и обращение с ним (языковая практика) есть непрерывное создание и поиски более близких к истине выражений мысли, чувства, переживания», - писал Г.В. Степанов. Вот это самое «непрерывное создание» (поиск) при небольшом ускорении или увеличении масштабов таит в себе большую опасность. Как же уловить эту грань, как прочувствовать то, что перевалило за дозволенное, перешагнуло за допустимое?!

Проблема сохранения языка коснулась сегодня не только русскоязычного населения, проживающего за рубежом, и не только других народов России, язык которых не является государственным для всего российского общества. Подобные явления наблюдаются практически во всех цивилизованных странах за исключением, пожалуй, англоязычных, так как основное засорение языка идет за счет постоянно проникающих англицизмов. Правда, и самим англоязычным странам приходится сталкиваться с загрязнением языка слэнгом, связанным с особенностями языковых систем той или иной страны проживания. Как-то даже шутили по поводу того, что скоро придется издавать американо-английский словарь, хотя в этой шутке кроется истинное положение вещей.

Как часто приходится, например, в той же России сталкиваться с тем, что словечки, пришедшие в пору «смутного времени» 90-х годов, настолько прочно осели в разговорной речи, что пора уже, образно выражаясь, «не граблями вычищать язык, а со снегоуборочной машиной проходить». Хотя, если рассуждать здраво, в любом языке всегда можно найти соответствия-эквиваленты для выражения того или иного языкового значения. Все происходит от лености ума, лености чиновников, а часто - журналистов-репортеров, с легкой подачи которых и идет засорение языка чуждыми словами. Как пример хотелось бы привести французов, настолько оберегающих свой язык, что очень мало встречается в нем заимствований, на ум сразу приходят только слова «week-end», „football", „Tennis". Даже для такого слова, как «компьютер», казалось бы, куда уж «международней» слово - французы нашли свое языковое выражение.

Как ни странно, порой даже наши чиновники сферы образования проявляют ненужную инициативу: начинают выдумывать, а точнее - заимствовать слова, которые им кажутся, видимо, такими удачными и красивыми. Далеко за примером ходить не надо: вовсю набирает обороты использование слова «кластер», как в образовании, так теперь уже и в экономике. По-моему мнению, совершенно некрасивое, незвучное слово, (фоносемантика слова двусмысленная) первая мысль-ассоциация - «клистир». Вторая: а думали ли те, кто решил использовать это слово, каково его первоначальное зачение? Ну да, есть значение «гроздь, кисть винограда», а также «кучка людей». А еще «негармонично взятый аккорд». Вот и получается, что «некая кучка людей» навязывает «негармоничные нововведения» всем нам, нисколько не заботясь о том, а что же станет с нашим «великим и могучим». Термины, в основном пришедшие из лингвистики, такие, как «парадигма», «концепт», «дискурс», «морфология» сегодня звучат везде и повсюду: «образовательная парадигма», «политическая парадигма», «морфология любви», «грамматика власти», «молодежный дискурс» и т.д. При этом речь о некоем «языком пуризме», «неославянофилстве» не идет. Мы все прекрасно осознаем, что язык, как и наше общество, не может стоять на одном месте: он динамичен, изменяется, обогащается за счет новых лексем-заимствований, так как в язык приходят такие новые слова-понятия, для которых собственной «языковой одежды» пока еще нет. Тем более язык пытается быть гибким, как можно безболезненнее приспосабливаться в условиях иноязычной культурной среды. Но...Но всему есть предел, везде нужно соблюдать меру и осторожность. Есть такое негласный закон: если в языке лексика содержит более 20-30 процентов инородных элементов (т.е. заимствований), это означает то, что в языке начались необратимые процессы, ведущие к самоуничтожению. Можно утешить себя тем, что дело до этого не дойдет, этого не может быть потому, что этого просто не может быть и т.п. и т.п. А можно начать работать, работать всем, чтобы этого с нашим языком никогда не случилось: начать работу прежде всего в семье, в школах, на радио и телевидении, в журналах и газетах, объявить войну за экологию языка.

Еще больше проблема языка коснулась тех, кто по воле судьбы оказался далеко от родины, в чужой стране. На сегодняшний день самые большие русскоязычные диаспоры проживают в Германии (по разным подсчетам от 3 до 4,5 миллионов) и в США (2-2,5 миллиона). Не зря бьют тревогу те, кто всерьез озабочен сохранением своей самоидентификации, культуры, языка. Нередко уже в первом поколении дети перестают говорить на русском языке. Для сравнения: большинство представителей первой, послереволюционной волны эмиграции сохранили язык даже в четвертом поколении, причем это язык, не отягощенный советизмами, а тот действительно «могучий и великий». На Втором Всемирном конгрессе соотечественников, проживающих за рубежом, который состоялся в октябре 2006 года в Санкт-Петербурге, было открыто сказано, что «в силу невысокого интеллектуального уровня нынешней эмиграции потеря языка идет ускоряющимися темпами». О каком же интеллектуальном уровне может идти речь, если, как уже было сказано выше, наши «интеллектуалы»-чиновники таковым не отличаются? Чего же ждать тогда от бывших колхозников, приехавших в Германию из казахстанских и сибирских колхозов, немцев по паспорту? Многие откровенно стараются отречься от своего прошлого, забыть язык, дома говорят, пусть на ломаном, но все же немецком, и их дети усваивают тот же безобразный немецкий язык, не слыша почти русской речи, а если и говорят по-русски, то с диким акцентом, словарный запас их чрезвычайно скуден. Да полно бы дети! Ведь и те, кто уже давно вырос в Советском Союзе и прекрасно там общался на русском языке, вдруг загворили здесь, в Германии на непонятной гремучей смеси немецкого и русского языков, когда немецкие слова склоняются и спрягаются по-русски. Пример: «Ты много денег уже нашпарила?» Имеется в виду немецкое слово „sparen" - экономить, копить. Или же: «Возьмите с собой на пикник лучше вот эту дозу». Те, кто знаком с российской действительностью, при слове «доза» вздрагивают, так как имеется в виду «доза наркотиков», а в немецком языке это обозначает «контейнер, емкость для продуктов». Леность ума, нежелание заставить свой мозг трудиться ведут к появлению такого уродливого языка. Куда легче сказать «я приеду к тебе на У-бане», вместо слова «метро», «схожу в бэкерай на углу» вместо «булочной». Бесполезно что-то объяснять и доказывать этой категории людей, некоторые из них уже и нашими соотечественниками себя не считают, гордо показывая свой немецкий «аусвайс».

Вот что пишет Венера Вагизова, редактор Международного электронного журнала «АлТаБаш» (аббревиатура означает «германские татары и башкиры»), материалы которого издаются на трех языках: русском, немецком и татарском. «Как-то позвонил мне из Сан-Франциско, из Америки, господин Шебалин (кстати, их род находится в родственной связи с родом Турчаниновых, выходцев из татарских дворян), представитель российского дворянства, никогда не живший в России, родившийся в Харбине... Но какой русский язык! Он говорил со мной на языке Чехова, Сельвинского, Блока, на прекрасном русском языке, без малейшего акцента! И вот он также посетовал на то, что нынешняя эмиграция привезла в Америку отвратительное явление - засорение русского языка, когда все вмиг гордо становятся американцами и могут позволить себе говорить на этакой англо-русской смеси. Как пример рассказал о случае на заправке, куда он подъехал на своем автомобиле, чтобы залить горючего. В это время туда подкатил на подержанной машине эмигрант-еврей из новой волны и, показав на его автомобиль, с одесским говорком произнес: «А што, эта машина у Вас юзанная?» Имелось в виду то, что от английского слова «ту юз» („to use") - использовать. Вот они, образчики коверкания языка».

А разве то, что происходит с другими языками в России, - не то же самое, что мы сегодня наблюдаем здесь, за границей? Просто тогда мы не придавали этому значения, а теперь, когда это коснулось нашего «языка межнационального общения», вдруг особо остро ощутилось: а ведь это то, что произошло, например, с татарским языком, с другими языками. Сколько татарских бабушек сегодня говорят со своими внуками на коверканном, ломаном русском, вместо того, чтобы нести им чистоту родного языка. А потом удивляемся: почему молодое поколение не говорит на родном языке? Не общество (ни русское, ни немецкое) виновато в этом, ответственность несет каждый из нас персонально. С улыбкой вспоминаю то, что в Берлине, идя по зеленой чистой улице, слушала, как русская бабушка со своим внуком беседовала на полунемецком, полурусском языке. Даже мой не совсем немецкий слух уловил, что у бабушки большие проблемы с немецким произношением, да и с грамматикой тоже. Сразу вспомнила, как татарские бабушки в Татарстане говорят со своими чадами на ломаном русском. Вот такая метаморфоза и произошла с нашими родными языками, что в России с татарским, что в Германии и Америке - с русским. Общество родному языку не научит, в обществе говорят все на одном языке: в Америке - на английском, в Германии - на немецком, в России - на русском, и дело сохранения родного языка лежит целиком и полностью на плечах семьи.

По моему твердому убеждению, в семье дети должны говорить на родном языке, на другом же (немецком - в Германии, русском - в татарской семье) языке только в том случае, если взрослые знают этот язык в совершенстве. Вспомните «метод гувернантки» (Л.В. Щерба). Можно вспомнить и другой подход: один родитель - один язык. Когда и кто же тогда наших детей будет учить второму, третьему языкам, скажите вы. Другим, неродным языкам (и родному в условиях иноязычной культуры) должны учить те, те по долгу службы обязан это делать очень хорошо. Это школы, в том числе воскресные, это оригинальные учебники и методические пособия, аудио- и видеоматериалы, это журналы, газеты, теле- и радиопередачи, вещающие на этом языке. Когда язык перечисленных выше служб (или так называемых образовательных услуг) тоже начинает коверкать устои и нормы, когда и этот язык начинает погоню за сленгом, за модными и быстрыми, «оригинально звучащими» словечками и выражениями, вот тогда уже становится и станет совсем плохо.

Ну а теперь вкратце остановимся на том, как эта проблема - сохранение русского языка за рубежом - освещается (или преломляется) в русскоязычной прессе в Германии. Даже поверхностный анализ нескольких изданий - а это, в основном, материалы из «Партнера», «АлТаБаша» (журналы), газет «Русская Германия» и «Европа-экспресс» - позволяет сделать определенные, в большей степени оптимистичные, выводы.

В первую очередь мы попытаемся сделать беглый (номера только 2008-го года) анализ материалов русскоязычного журнала «Партнёр», издающегося в Германии, взглянуть «за язык» издания, адресованного тем, кто, живя в условиях инородной языковой среды, интересуется в первую очередь русскоязычной информацией. Предметом нашего интереса стали также материалы электронного журнала «АлТаБаша». Мне, преподавателю университета, работающему свыше 25 лет в татарской аудитории и обучающему студентов и детей-татар русскому языку, хорошо известны проблемы и особенности функционирования двух языков в билингвальной республике Татарстан. Мы, носители языка, живущие в России и - в особенности за ее пределами, на практике ежедневно сталкиваемся с тем, как «совместное проживание» двух языков несет как позитивное начало (языки взаимообогащаются, дополняют друг друга новыми лексемами, синтаксическими конструкциями, интонацией и т.д.), так и негативное: интерференция и трансференция, засорение языков несвойственными им элементами и параметрами. Не следует забывать также тот факт, что всё это происходит в век сплошной компьютеризации и всесильного Интернета.

На речевую стихию русскоязычных и вообще на языковой фактор в Германии, таким образом, оказывают влияние кроме всего прочего и Интернет, и чужая языковая среда. Язык, как и мы сами, как наше общество, не стоит на одном месте: он статичен и динамичен одновременно. Развитие информатики и компьютеризации, без которых не может обойтись современное общество (кроме несомненно всего позитивного и прогрессивного), несет с собой негативные, антиэстетические черты именно в плане языкового контура. Вспомним поучительный анекдот. Путешественники на воздушном шаре приземляются в незнакомой местности. Спрашивают подошедшего к ним человека: «Где мы находимся?». И тот отвечает без запинки: «Вы находитесь в корзине воздушного шара!» Тогда один из членов экспедиции говорит своим спутникам: «Наверное, это программист, ибо только он может дать такой абсолютно точный и абсолютно бесполезный ответ». Как ни странно, такой абсолютно точный язык, на котором пишут современные журналисты, становится не столько бесполезным, сколько безликим.

Скорость, точность, компактность, максимальная сжатость информации - вот что является главными критериями для пишущего сегодня за компьютером журналиста. Возникает реальная опасность игнорирования эмоционального начала в угоду рациональному. Как же пишут журналисты «Партнера»? Как им удается совмещать «несовместимое»: писать и оперативно-быстро, с максимумом информации и сжато, в то же время эмоционально (а это последнее - критерий рыночной привлекательности изданий), причем на нормированном правильном русском языке? Как известно, одним из главных условий достижения необходимого соответствия между содержанием и его речевой формой является строгое соблюдение языковых норм.

В плане соблюдения основных норм русского языка никаких претензий к «Партнёру» быть не может: это сегодня один из самых «правильных» в языковом оформлении журналов. Нельзя не приветствовать и то, что в каждом номере журнала публикуются статьи о двуязычии, о проблемах, связанных с изучением русского или немецкого языков. Имеют место материалы по изучению английского языка (Юлия Великая, №4), где автор делится новыми, признанными во всем мире, передовыми технологиями в изучении неродного языка: «Английский язык с пеленок», «Волшебный «Рюкзак» билингвы» и др.

Позволим себе смелость и выскажем ряд критических замечаний, точнее, пожеланий в ракурсе лингвистическом. При всем этом эти замечания ничуть не умаляют ценность журнала и общую высокую оценку языкового оформления материалов. Журнал рассчитан на рядового носителя языка, т.е. это не научный, тем более - не лингвистический вид издания. По сравнению с языком журналов среднероссийского типа: экономических, технических, о моде, здоровье и т.д. «Партнёр» действительно заслуживает быть настоящим нашим партнером, языковым - тоже. Говоря по-иному, по материалам «Партнёра» можно учиться русскому языку: различным его функциональным стилям, жанровым разновидностям, богатству, выразительности и точности языка. Тем не менее...

Включение в отдельные статьи социально-политической тематики элементов разговорного стиля (иногда даже просторечия), пожалуй, особого восторга не вызывают. «Нет-нет, вариант с появлением на президентском посту «чужого», не из «системы», а тем паче оппозиционера, даже не обсуждался» (С.17, №125). «Опять же, не факт: разве что-то предвещает, что оно будет сильнее, чем правительство Фрадкова-Зубкова» (Там же). Включение в серьезные тексты таких слов, как «одежки» (С. 45, №125), «солидный источник знаний» (С.55) не совсем уместно.

Ряд статей содержит не очень корректные с точки зрения когниции выражения. Например, Елена Щербатова в статье «Чего хочет женщина...» (эта пресловутая фраза является и названием фильма, и рассказа, и телепередачи, одним словом, фраза, мягко говоря, «не первой свежести») пишет: «Мы боремся с трудностями немецкого языка...». Вслед за другим автором, чей язык мне импонирует очень сильно, можно было бы повторить: ничто не мешает усвоению языка, как борьба с языком, пусть даже с трудностями языка. Если быть точнее, у языка, как немецкого, так и других, трудностей не бывает: у языка всё в норме, в гармонии, проблемы (трудности) в нас и у нас: в нашем языковом сознании. Проще и по-русски эта фраза должна звучать так: «Мы преодолеваем языковой барьер» или «При освоении немецкого языка мы сталкиваемся с трудностями». В нескольких страницах журнала я насчитала 22 фразы типа «работаем над проблемой», «работает над темой», «работают над проектом» и т.д. Эта, вполне верная с точки зрения норм русского языка, конструкция своей расхожестью, сверхчастотностью вызывает у меня раздражение, и мне всё время хочется вставить: а вы слезьте с проблемы, может, она решится проще.

Замечательна статья Ивы Коларовой «Не теряйте время попусту при ожидании места учебы» (С. 46, №125) своей информативностью, насыщенностью позитивным настроением, стремлением помочь всем и везде. В то же время статья не лишена лингвистических погрешностей: бросаются в глаза, или «режут слух», неудачные сочетания слов: «полученный практический опыт» (а как иначе?), «знания языков»; неуместные повторы звукорядов или слов «возможность прохождения на предприятии практики» (лучше «возможность прохождения практики»); «после завершения практики практикант получает». Особо следует остановиться на моменте, который вызывает неоднозначную реакцию как у простых носителей языка, так и у лингвистов даже в самой России. Речь идет об обилии в журнале иноязычных заимствований, о несклоняемых лексемах. Хэнди, Verein (С. 54, №126, C. 38, №125) и др. Имеет место быть и огромный корпус аббревиатур: BEG, BAB, eBau, Au-pair, DAX, Denon (почему бы галерею Лувра не назвать Денон и склонять слово). Абсолютное большинство таких слов в «Партнёре» дается в транслитерации, т.е. в латинской графике. Прекрасно осознавая ситуацию, удобство, языковую среду, информативную насыщенность, принцип экономии и все прочие доводы относительно использования таких несклоняемых слов, всё же подчеркнем: следует стремиться как можно реже употреблять такие «чужеродные» элементы и «инородные» тела в текстовом пространстве. Пока они еще не угрожают общей и единой русской канве-ткани журнала, но «береженого бог бережет».

Имеют место речевые огрехи в статьях жанра интервью, например, в заметке Т.Бальцер об Ирене Лангеманн на вопрос: «Где Вы чувствуете себя дома?» ответ-первое предложение построен так «Не могу сказать, что я чувствую себя в Сибири дома». Правильнее была бы фраза: «Не могу сказать, что я чувствовала себя в Сибири как дома», потому что русский фразеологизм «чувствовать себя как дома» без союза «как» дает локативную сему: чувствовать где (а не как).

Но, повторимся еще раз, такие языковые недочеты эпизодичны, в целом же материалам характерна цельность, языковая завершенность и точность.

Статьи, написанные исключительно в рамках официально-делового, научного стиля, выдержанные и лексически, и грамматически адекватным рисунком, совершенно справедливо относятся в первую очередь к правовой, экономической сфере. Таковы, например, материалы адвокатов Томаса Пуэ, Марины Аграновской (о проекте «Light»), «Уроки незакончившегося кризиса». У меня сложилось впечатление, что лучшими в этом плане, т.е. в плане монолитности и выдержанности единого стиля, являются переводы с немецкого языка «Как важно оставить завещание» (№ 126), рубрика «Новости», «Проект «Light»: двуязычие с детства», «Откройте свое дело на деньги государства» И.Эрбе и др.

Совершенный и поэтичный язык, лиричный, вдумчивый, многоплановый, в то же время выдержанный в рамках литературного языка, богатый в плане наличия различных средств художественной выразительности в статьях Анатолия Сигалова «Венеция в карнавальной маске», Г.Калихмана «Когда бессонница томит», в заметках В.Воскобойникова «Памятные даты» и др. Несомненным украшением журнала стали заметки и статьи из детской рубрики: наивные, искренние, светлые и «лучистые», «излучающие поэзию» рассказы и стишки способны содействовать освоению языка, вызвать интерес и к самому журналу, и к русскому языку вообще. Хочется предложить издателям расширить данную рубрику и дать больший объем в общем текстовом поле журнала.

Это всё вполне закономерно, ибо в журнале, претендующем быть информатором почти во всех сферах жизни русскоязычных читателей, должны быть материалы, написанные на «разных» языках: на взрослом и детском, серьезном и «не очень»; при доминировании стиля публицистического мы имеем тексты как книжного (строго научного, официально-делового, художественного) стиля, так и нейтрального, разговорного стилей.

И последнее замечание «со знаком плюс»: орфографическая и пунктуационная точность языка материалов не может не вызвать восхищения. Сегодня, в условиях бешеного темпа и ритма, когда мы все спешим, торопимся и нет времени в наших речах на соблюдение всех грамматических норм, когда на 1-м канале ОРТ в бегущих строках нет ни одного предложения без ошибки, в каждой странице центральных газет как минимум находишь по 10-12 ошибок; сегодня, когда рекламы-объявления, распоряжения, договора и т.д. пестрят несуществующими в русском языке словами, «Партнёр» пишет абсолютно грамотно. Целенаправленно и долго посидев над двумя номерами журналов (125, 126) я еле нашла одну орфографическую ошибку наречие «по-особому» было написано без дефиса (С.8) .

Такое же восхищение вызывает язык и электронного журнала «АлТаБаш»: техническая сложность подготовки материалов (напомним еще раз: материалы идут на трех языках) не оказала негативного влияния на точность и верность изложения. Радует то, что в журнале много места отводится не только «татарике», но и информации, связанной с русской культурой, историей, образованием. Особо выразителен и совершенен язык материалов, подготовленных самим редактором, Венерой Вагизовой. О чем бы она ни писала (об известных личностях, об истории, о новостях из Татарстана и т.д.), читая все это, удивляешься еще раз тому, что язык - это дар божий, и если Всевышний его дал, то этого дара у тебя никто не отнимет, где бы ты ни жил, на каком бы языке ни писал и говорил. Мини-учебником по языкам и переводу могут послужить стихи и рассказы, идущие в рубрике «Литературная страница»., например, 40/41, 2008. Правда, иногда и в «АлТаБаше» встречаются выражения и предложения (например, в статье, посвященной освещению конкурса русских исполнителей) «режущие слух»: «дико понравился», «Все жюри сказали «Да», сказали, что очень необычный голос» (10/37, 2007) - жюри, наверное, было все-таки одно!

Итак, что представляют собой журналы «Партнёр» и «АлТаБаш» в языковом плане? Можно с уверенностью заявить: язык журналов достойно несет знамя «великого и могучего». Несмотря на то, что они издаются за пределами России (а может, поэтому?..), журналы минимально засорены арго, диалектными словами, просторечными выражениями. Нежелательное влияние и отрицательный эффект роли соседствующего немецкого языка на язык журналов почти незначительны (исключением являются вполне объяснимые вкрапления по-немецки написанных наименований, в основном онимов). Эти оба издания многоплановые, полиаспектные, образно говоря, сотканные из тонких кружев-стилей, разновидностей русского языка и даже метаязыка. Отрадно, что авторы «Партнёра» и «АлТаБаша» - это люди с «чувством соразмерности и сообразности» (по Пушкину); их отличают и знания, и чувство языка, и любовь к слову. Журналы, одним словом, и без того характеризующиеся полифункциональностью, способны стать своеобразным учебником современного русского языка для тех, кто корнями оторван от земли Российской.

Несколько иначе в этом плане выглядят газеты. При всей отточенности и выдержанности норм русского языка, язык газет назвать образцовым очень непросто. Прежде всего, следует отметить несоразмерное количество заимствований, включенных в тексты. Например, в статье «Телеком» в горле» («Русская Германия»), также в двух статьях из «Европы-Экспресс», именуемых «Минимум - это слишком много» и «Научиться реально смотреть на вещи» (2008, №15) примерно 35 процентов всех слов - заимствования, из них почти 10 процентов онимы (собственные имена), причем 20 слов в одной этой статье даны в латинской графике (в транслитерации). Одним словом, читаются эти статьи очень трудно хотя бы потому, что чуть ли не каждое десятое слово написано с большой буквы, каждое двадцатое слово - не русскими буквами. При всем этом соблюдены основные нормы согласования и управления, построения фраз, не говоря уже об орфографической и пунктуационной точности. Аналогичная ситуация и с другими номерами этих газет. Информационная насыщенность, компактность, стилистическая выдержанность и грамотность изложения статей сопровождается некой чужеродностью, инородным пространством. Возникает некая парадоксальная ситуация: пишем по-русски правильно, но получается при этом не очень по-русски. Даже принимая во внимание особенности жанра, стиля, географии и времени, в душе русскоязычного читателя может возникнуть дискомфорт (это не совсем мое, по-нашему). А это приводит к отторжению от «немножко своего» и «немножко не моего». В условиях иноязычной культурной среды, на мой взгляд, и журналы, и газеты должны прежде всего быть именно «родным», «своим», всегда и везде напоминающим о великом русском языке, о его корнях, истоках, о его красоте и благозвучии.

Конечно, я прекрасно осознаю: находясь в центре России, лингвисту-преподавателю легко учить зарубежных коллег тому, как писать по-русски, можно и критиковать и давать советы и т.д. Реализовать все это очень сложно. Уже одно то, что наши зарубежные коллеги, преодолевая все трудности и барьеры, стремятся служить родному языку, быть верным памяти Отчизны, заслуживает высоких похвал. Спасибо им всем за это! Всяких благ в этом святом деле! Но при этом вы, дорогие и уважаемые издатели, журналисты, языковеды и переводчики, должны помнить одно: вы на своих плечах несете очень дорогой груз - великий русский язык - и должны быть предельно осторожными.

Дания Салимова, др. фил. наук, профессор

«Родной язык, святой язык!» (Г.Тукай)

http://tatarica.yuldash.com/tel/article1103

4 ПО 6 ОКТЯБРЯ в Берлине проходила Международная научно-практическая конференция «Детское двуязычие в объединенной Европе: опыт сохранения русского языка у детей в условиях многоязычия». Свой международный статус сей форум подтвердил в полной мере: в конференции приняло участие 102 специалиста из более чем 20 стран мира. Интерес заслуживал и тот факт, что среди участников были представители и Канады, Монголии, Казахстана (государств «не очень европейских») и др. стран. МИТРА (Общество русско-язычных родителей и педагогов Берлина, функционирующее в Российском доме науки и культуры), выступило инициатором и организатором данной конференции. Огромную помощь в проведении мероприятия оказали также департамент внешнеэкономической деятельности и международных связей правительства Москвы, Московский дом соотечественника. Участие в конференции Сенатора по делам интеграции, труда и социальным вопросам Федеральной земли (Берлин), 1-го заместителя Чрезвычайного и полномочного Посла Российской Федерации в ФРГ и др. ответственных лиц подчеркивало важность и истинный статус вышеуказанного форума. Отрадно, что среди участников достойно были представлены и регионы России: г.Москва, Калуга, Ростов-на-Дону, Калининград и Республика Татарстан.

Основная проблема, волновавшая и волнующая умы и души всех участников - сохранение родного языка в билингвальных условиях и в ситуации полиэтнических регионов. Коллег из Италии, Австрии, Франции, Бельгии, Швейцарии, Канады, Дании и других стран приятно поразил тот факт, что берлинским русским , точнее, сотрудникам МИТРА удалось развернуть деятельность в таких масштабах: открыть немецко-русские сады и школы, организовать мероприятия по массовой печати, благодаря чему наши соотечественники чувствуют себя вне Родины вполне комфортно и уютно. Ибо только живя вне Родины и вне родной языковой стихии, начинаешь ценить и понимать, как дорог тебе родной язык. Посещение участниками детских садов с турецкими и русскими детьми убедило еще раз в том, что можно жить за границей и при этом получать образование и воспитание на своем родном языке, несомненно, изучая при этом язык того народа (немецкого в данном случае), с которым живешь бок о бок.

Автору этих строк как участнику конференции было предоставлено слово два раза: на секционном и пленарном заседаниях.. Секционное выступление было посвящено проблемам сохранения русского и татарского языков в двуязычной республике Татарстан. Докладчик отметил, что на правительственном уровне делается очень многое для реализации «Закона о языках народов Республики Татарстан» и что самый большой вклад в это святое дело вносит система образования: начиная от детских садов и до вузовских стен. Но даже при полной поддержке правительства и Госсовета, учреждений иерархии образования наш родной татарский язык не может чувствовать себя достаточно уверенно, в чем, в первую очередь, виноваты сами татары, их национальное самосознание, справедливо подчеркнуто было в выступлении.

Совершенно покорил всех участников конференции наш татарстанский представитель, когда стал читать на завершающем пленарном заседании куплеты из ставшего гимном для татар стихотворения Габдуллы Тукая «Родной язык»(«Туган тел») на татарском языке, параллельно приведя на чистейшем русском языке перевод стихотворения С.Липкина. Тональность, мелодика и ритмика стиха великого Тукая вызвали огромный интерес, и докладчик получил заказ отправить эти стихи в разные страны по электронной почте. Как удачно заметила Марина Бурд, руководитель МИТРЫ, эти стихи стали логической точкой всей конференции. Прав и гениален Тукай, писавший сто лет тому назад: «Родной язык, с тобой вдвоем Я в первый раз молил творца: «О боже, мать мою храни, храни меня, храни отца!»

Да, хранителем родных истоков, традиций и вообще человеческих ценностей в первую очередь должен стать именно родной язык; ибо язык - это основа основ, доминантный признак любой нации и этноса. Эту очевидную истину участники конференции прочувствовали и пережили еще раз. Безусловно, этот Международный форум стал успешной вехой в реализации одних из самых актуальных в современный период интеграции и межкультурной коммуникации проблем - вопросов сохранения родного языка, а значит, и сохранения национальной самобытности народов.

Представитель Татарстана отметил, что опыт берлинских русских и татар («локомотивом» которых являетя очаровательная Венера-ханум) весьма поучителен как для татарстанских русских, так и для татар. И первые, и вторые достойно представлены в немецкоязычной среде, умеют жить в гармонии и согласии с родными обычаями и традициями. Например, конференция совпала со святыми для мусульман днями Рамазана, и каждый день автор этих строк бывал в гостях у соотечественников на ифтяре. Это было удивительно: как берлинские татары,живя за тысячи километров от своей Родины, свято и безукоризненно соблюдают пост, свободно общаясь при этом на своем родном языке. Да, для того, чтобы сохранить свой родной язык и свое национальное кредо, вовсе не обязательны пакеты документов и юридических сводов, даже финансовых потоков. Нужна любовь и вера. Любовь к языку предков и к своей нации, вера во Всевышнего. Эта аксиома не нуждается в комментариях и это доказали еще раз берлинские татары и русские.